Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Есть камень-магнит

Рудная пирамида с образцами медных и железных рудВ начале XVII века на Урале началось формирование центра горнодобывающей промышленности, ставшего позднее главным горнозаводским районом России, авторитетным и в Европе. До этого Россия покупала железо за границей, главным образом в Швеции, и платила за него золотом. Ситуация резко изменилась на рубеже XVII—XVIII веков, когда Петр I начал борьбу за выход к морю сначала с Турцией, а потом со Швецией. Скандинавы прекратили поставки железа в Россию, и перед русским государством встал вопрос о безотлагательном развитии отечественной металлургии. Взоры Петра I обратились к Уралу. Летом 1696 года, находясь под осажденным русскими войсками Азовом, царь предписал через Сибирский приказ верхотурскому воеводе осмотреть, «в которых местах камень магнит и железная руда есть ли». Через шесть месяцев, что ушли на изыскания, верхотурский воевода Дмитрий Протасьев 23 января 1697 года сообщил царю: железная руда найдена вблизи от рек Тагила и Нейвы.

Взятые образцы руды были сначала испытаны в Верхотурье, где выплавили около фунта железа. Эту «плавку» вместе с пудом магнитной, четырьмя пудами и 35 фунтами железной руды отправили затем для подробной экспертизы в Москву. А уже 20 февраля 1697 года московским мастерам-бронникам «Тимошке со товарищи» было поручено «отведать, годитца ли те железа в оружейное дело». Мастера сделали из присланного железа два ружейных (пищальных) винта и доложили, что «те железа против тульского, а свицкого пожестче» — с тульским уральское железо одинаково и лишь труднее, пожестче шведского в плавке.

Пятого марта 1697 года экспертизу уральской железной руды провел «тульский железных заводов мастер Никита Антуфьев», в скором будущем знаменитый горнозаводчик Никита Демидов. Изготовив из уральского железа две фузеи с ружейными замками и два копья, Никита Антуфьев пришел к выводу: «Железо самое доброе, не площе свицкого, а к оружейному делу лутче свицкого». Может, тогда и зародилось впервые у талантливого тульского оружейника желание завладеть богатейшим Уральским краем.

С большим пристрастием были исследованы образцы уральской руды и заграничными специалистами. Они также высоко оценили ее качество. Амстердамский бургомистр Николай Витцен, например, сделал следующее заявление: «Сибирское железо в деле так преизрядно, что отнюдь лутче того добротою и мяхкостью быть невозможно».

Заключения экспертов по результатам многочисленных испытаний и отзывы мастеров внимательно проанализировал глава Сибирского приказа думный дьяк Андрей Виниус и 7 апреля 1697 года сообщил царю, находившемуся в то время за границей, что он нашел на Урале «зело добрую руду из магнита, железную, и такова, что писали из Голанской земли, лучше быть невозможно».

Четыре рудных места обследовал верхотурский воевода Дмитрий Протасьев и лишь при последнем досмотре определил район будущего Нижнетагильского завода. Он описан так: «Гора Магнитная в ясашных вотчинах вверх Тагильской волости вниз Тагила реки на левой стороне; гора поверх длиннику 300 сажен, поперек 30 сажен, в вышину от Тагила реки 70 сажен, з другую сторону тож, а среди горы пуповина чистого магнита...»

Производившие досмотр семеро кузнецов и рудоплавщиков — «Леонтий Новосёлов со товарищы» — обосновали свой выбор тем, что на реках Тагиле и Вые есть полная возможность поставить плотины для железоделательного завода. А еще они нашли удобными условия транспортировки железа зимой до Тобольска и летом до Чусовой, а оттуда водным путем до Казани и Нижнего Новгорода.

Владимир Васютинский

Источник: Издание «Нижний Тагил. 285 лет»